Быстрая навигация: » » Исключение организации-банкрота из ЕГРЮЛ до завершения конкурсного производства – недопустимо!

Исключение организации-банкрота из ЕГРЮЛ до завершения конкурсного производства – недопустимо!

Мария Шувалова

Исключение организации-банкрота из ЕГРЮЛ до завершения конкурсного производства – недопустимо!
Проведение процедуры банкротства должника является одним из способов защиты прав его кредиторов. Однако не во всех ситуациях это помогает взыскать долги. Например, когда недействующее юрлицо-должник исключается из ЕГРЮЛ по решению налогового органа, дело о банкротстве прекращается (абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 20 декабря 2006 г. № 67), и получить долг становится невозможно. КС РФ с таким положением дел не согласен. Свою позицию он изложил в Постановлении КС РФ от 18 мая 2015 г. № 10-П (далее – Постановление). Рассмотрим ее подробнее.

 

Фабула дела 

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление КС РФ от 18 мая 2015 г. № 10-П.

Требования заявителя: Признать неконституционной законодательную норму, которая позволяет налоговым органам исключать из ЕГРЮЛ находящиеся в стадии банкротства организации, поскольку это приводит к прекращению дела о банкротстве и невозможности взыскать долги с таких организаций.

Суд решил: Признать данную норму не соответствующей Конституции РФ в той мере, в которой она приводит к утрате права кредитора удовлетворить свои имущественные требования путем проведения процедуры банкротства должника.

Поводом к вынесению Постановления послужило обращение в КС РФ ООО "Отделсервис" (далее – заявитель, истец). 6 июня 2011 года организация заключила договор поставки с ООО "Лидер", согласно которому должна была поставить последнему мебель стоимостью 441 573 руб. Свою обязанность по поставке ООО "Отделсервис" исполнило, но оплаты не получило, поэтому обратилось в суд с требованием о взыскании с ООО "Лидер" (далее – ответчик) указанной суммы задолженности по договору, а также 21 783 руб. пени за просрочку уплаты денег. Суд удовлетворил требование истца (решение Арбитражного суда Алтайского края от 20 августа 2012 г. по делу № А03-3055/2012), однако в ходе исполнительного производства долг взыскан не был. В связи с этим истец снова обратился в суд – с заявлением о признании ответчика несостоятельным. 8 мая 2013 года это заявление было принято к производству, а в декабре того же года ответчик был объявлен банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство и назначен конкурсный управляющий (решение Арбитражного суда Алтайского края от 11 декабря 2013 г. по делу № А03-6722/2013). Истец, таким образом, стал конкурсным кредитором. 

Примерно в это же время в отношении ответчика налоговой инспекцией велась другая процедура – исключение его из ЕГРЮЛ как имеющего признаки недействующего юридического лица. Напомним, для признания организации фактически прекратившей свою деятельность нужно, чтобы она на протяжении 12 месяцев до принятия соответствующего решения не представляла налоговую отчетность и не осуществляла операции ни по одному из своих банковских счетов (п. 1 ст. 64.2 ГК РФ, п. 1 ст. 21.1 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"; далее – закон о госрегистрации юрлиц и ИП). 

9 августа 2013 года инспекция ФНС России по Октябрьскому району г. Барнаула на основании этой нормы приняла решение о предстоящем исключении ответчика из ЕГРЮЛ, которое 14 августа было опубликовано в журнале "Вестник государственной регистрации", а также размещено на интернет-сайте издания. Согласно закону в течение трех месяцев с момента такой публикации юрлицо, в отношении которого принято решение об исключении из ЕГРЮЛ, его кредиторы или иные заинтересованные лица могут заявить о своем несогласии с данным решением (п. 4 ст. 21.1 закона о госрегистрации юрлиц и ИП). В этом случае организация из реестра не исключается, но сохраняется возможность ее ликвидации в порядке, предусмотренном ст. 61 ГК РФ. В рассматриваемом нами деле таких заявлений не поступало, поэтому 12 декабря 2013 года ответчик, объявленный к этому времени банкротом, был исключен из ЕГРЮЛ как фактически прекратившее свою деятельность юрлицо. 

На этом основании было прекращено производство по делам о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя ответчика (определение Арбитражного суда Алтайского края от 14 июля 2014 г.) и о признании ответчика банкротом (определение Арбитражного суда Алтайского края от 14 августа 2014 г. по делу № А03-6722/2013). Принимая указанные решения, суды руководствовались, в том числе, п. 5 ч.1 ст. 150 АПК РФ, согласно которой арбитражные суды прекращают производство по делу в случае когда установлено, что являющаяся стороной в деле организация ликвидирована. 

Истец обжаловал решение налоговой инспекции об исключении ответчика из ЕГРЮЛ и потребовал восстановить запись о нем в реестре, однако суд отказал в удовлетворении этого заявления, сославшись на п. 2 ст. 21.1 закона о госрегистрации юрлиц и ИП (решение Арбитражного суда Алтайского края от 12 мая 2014 г.). Заявитель посчитал, что указанное положение (далее – оспариваемая норма) лишает его возможности взыскать долг с должника, исключенного из ЕГРЮЛ, нарушая, тем самым, право на судебную защиту (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ).

 

Позиция КС РФ

КС РФ напомнил, что при принудительной ликвидации организаций-должников должны быть приняты меры к предотвращению или хотя бы уменьшению потерь их кредиторов. Так, например, специальный режим предъявления имущественных требований к должнику в рамках процедуры банкротства направлен на создание условий как для преодоления неплатежеспособности должника, так и для наиболее полного удовлетворения требований всех кредиторов (Постановление КС РФ от 12 марта 2001 г. № 4-П). 

Признание юридического лица недействующим и исключение его из ЕГРЮЛ влечет за собой те же последствия, что и ликвидация организации (п. 2 ст. 64.2 ГК РФ). Оспариваемая норма, позволяющая исключать юрлица из ЕГРЮЛ во внесудебном порядке – по решению налоговых органов, была введена в закон о госрегистрации юрлиц и ИП в 2005 году для актуализации данных реестра1. Предполагалось, что это позволит не допустить использования фактически недействующих организаций для введения в заблуждение добросовестных участников гражданского оборота. 

При этом законодатель установил гарантии для лиц, чьи интересы может затронуть данная процедура, в том числе кредиторов таких юрлиц. К ним относится, например, необходимость публикации решения о предстоящем исключении организации из ЕГРЮЛ вместе со сведениями о порядке и сроках направления возражений заинтересованных лиц по этому поводу, а также адресе, по которому их можно направить (п. 3-4 ст. 21.1 закона о госрегистрации юрлиц и ИП). Кроме того, кредиторы вправе обжаловать данное решение в течение года с момента, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своих прав (п. 8 ст. 22 закона о госрегистрации юрлиц и ИП). Эти меры позволяют выявить лиц, которые заинтересованы в сохранении правоспособности должника и в защите своих прав и законных интересов в судебном порядке, подчеркнул Суд (абз. 6 п. 3.2 Постановления). Поэтому саму по себе оспариваемую норму нельзя считать неконституционной, так как законодатель предусмотрел необходимые меры для защиты прав заинтересованных лиц. 

Однако нельзя забывать о праве каждого защищать свои права и свободы всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ). Так, кредитор, который обращается в суд с заявлением о признании должника несостоятельным, имеет полное право на удовлетворение своих требований к должнику именно в рамках дела о банкротстве. Важно, что в этом случае он получает возможность удовлетворения своих требований за счет привлечения к субсидиарной контролирующих должника лиц, если имущества самого должника недостаточно, подчеркнул КС РФ (абз. 4 п. 4.1 Постановления). 

При проведении процедуры банкротства ряд сведений, в том числе о введении наблюдения, внешнего управления, о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства, подлежат обязательному опубликованию (п. 6 ст. 28 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"). Эти данные должны быть включены в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве и опубликованы в соответствующем официальном издании.

Оператор указанного реестра обязан ежеквартально представлять ряду федеральных органов исполнительной власти, в том числе ФНС России, информацию о результатах применявшихся в деле о банкротстве процедур (п. 1 постановления Правительства РФ от 7 ноября 2013 года № 999). Таким образом, налоговые органы, имеющие право принимать решения об исключении юрлица из ЕГРЮЛ, знают о том, ведется ли в его отношении процедура банкротства и на какой стадии она находится. Однако наличие у них этих сведений не препятствует принятию такого решения на основании оспариваемой нормы. 

В то же время законом установлено, что ликвидация должника, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, и исключение его на этом основании из ЕГРЮЛ возможно только на основании определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства, в рамках которого должны быть удовлетворены имущественные права кредиторов (п. 2 ст. 21 закона о госрегистрации юрлиц и ИП). Оспариваемая же норма, по сути, противоречит указанному положению и позволяет ликвидировать организацию-банкрота в административном порядке до завершения конкурсного производства. А это приводит к утрате права кредитора на удовлетворение своих имущественных требований за счет имущества должника или лиц, несущих субсидиарную ответственность по его обязательствам. Поэтому такое ее толкование не соответствует Конституции РФ, решил Суд (п. 5 Постановления). 

В связи с этим судебные решения, принятые по делу заявителя, могут быть пересмотрены в соответствии с изложенной в Постановлении позицией КС РФ.

 

МНЕНИЕ



Исключение организации-банкрота из ЕГРЮЛ до завершения конкурсного производства – недопустимо!


Людмила Жаркова, судья КС РФ:

"Налоговые органы, располагающие информацией о введении в отношении должника – юридического лица, имеющего признаки недействующего, процедур банкротства, как участники процесса по делу о банкротстве и получатели этой информации из Единого федерального реестра сведений о банкротстве, не должны принимать решения об исключении такого юридического лица из ЕГРЮЛ в период проведения мероприятий банкротства (в рамках которых осуществляется поиск, выявление и возврат имущества должника, привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, удовлетворение требований кредиторов и др.), поскольку дело о банкротстве свидетельствует о реализации кредитором права на защиту своих законных интересов в судебном порядке. Если же наличие дела о банкротстве обнаруживается после исключения налоговым органом юридического лица – должника из ЕГРЮЛ, нарушение конституционных гарантий защиты права собственности кредитора в судебном порядке подлежит устранению, в частности путем признания решений (действий) регистрирующего органа незаконными и восстановления записи о регистрации в реестре (п. 8 ст. 22 закона о госрегистрации юрлиц и ИП)".

  

***

Несмотря на то что оспариваемая норма была признана неконституционной в той мере, в какой допускает исключение организации-банкрота из ЕГРЮЛ до завершения конкурсного производства, о необходимости внесения изменений в законодательство в Постановлении не сказано. КС РФ лишь отметил, что федеральный законодатель вправе закрепить в законодательстве нормы, направленные на защиту прав и законных интересов кредиторов, которые обращаются в арбитражные суды с заявлениями о признании банкротом обладающих признаками недействующего юридического лица должников. 

Остается надеяться, что суды все же будут руководствоваться изложенной в Постановлении позицией КС РФ и не станут отклонять заявления о восстановлении в ЕГРЮЛ записей о должниках, в отношении которых не завершено конкурсное производство, что позволит кредиторам все-таки взыскать с них долги.

Похожие новости

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.