Быстрая навигация: » » Проживание и регистрация жильцов с согласия прежнего собственника в квартире на момент дарения не свидетельствует об обременении ее их правами

Проживание и регистрация жильцов с согласия прежнего собственника в квартире на момент дарения не свидетельствует об обременении ее их правами

Екатерина Добрикова



Проживание и регистрация жильцов с согласия прежнего собственника в квартире на момент дарения не свидетельствует об обременении ее их правами




ChameleonsEye / Shutterstock.com

В 1997 году Н. вселила свою внучку Е. в принадлежащую ей квартиру и зарегистрировала там по месту жительства. Мать Е. была лишена родительских прав, а отец умер, в связи с чем до 2010 года она относилась к категории лиц из числа детей, оставшихся без попечения родителей. Ее опекуном была назначена бабушка. В 2010 году в качестве члена семьи в квартиру также был вселен М. – несовершеннолетний сын Е.

13 октября 2016 года Н. заключила со своим сыном А. договор дарения данной квартиры, а 15 февраля следующего года умерла. Но Е. и М. продолжали проживать в жилом помещении и были зарегистрированы в нем даже после смены собственника и смерти Н. В связи с этим А. обратился в суд с иском об их выселении и снятии с регистрационного учета. В своем иске он обратил внимание на то, что Е. и М. не являются членами его семьи, а их проживание в квартире нарушает его право на пользование и распоряжение имуществом.

Е., в свою очередь, обратилась к А. со встречным исковым заявлением о признании за ней и ее сыном права пользования квартирой и об обязании не чинить препятствия в пользовании ею. Свою позицию она обосновала тем, что другого жилья в собственности либо на праве пользования у нее нет, тогда как А. владеет другим жилым помещением и в спорной квартире не проживает.

Положена ли субсидия по оплате коммунальных услуг пенсионеру, если он зарегистрирован в жилом помещении и не является собственником данного помещения? Ответ на этот и другие практические вопросы – в "Базе знаний службы Правового консалтинга" интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Однако суд удовлетворил требования А. – Е. с сыном были признаны прекратившими право пользования квартирой и выселены из нее с сохранением права проживать там в течение месяца со дня вступления решения в силу. В удовлетворении встречных требований Е. суд отказал (решение Ленинского районного суда г. Комсомольска-на-Амуре от 21 июля 2016 г. № 2-1269/2016). При этом суд исходил из того, что в связи с прекращением права собственности Н. на квартиру ее внучка с правнуком утратили право пользования жилплощадью, а их регистрация там нарушает имущественные права А. как нового собственника.

Женщина не согласилась с позицией суда и обжаловала решение. Апелляция поддержала ее и акт нижестоящего суда отменила, удовлетворив требования Е. и отказав в иске А. (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 14 октября 2016 г. по делу № 33-7896/2016). Апелляция отметила, что, являясь опекуном Е., Н. при жизни не ставила вопрос о ее обеспечении жильем государственного жилищного фонда как лица из числа детей, оставшихся без попечения родителей. Против совместного проживания совместно с Е. и ее сыном она также не возражала. С учетом этого суд сделал вывод о том, что Н. было достигнуто соглашение о праве проживания внучки в спорной квартире после ее приобретения А.

Такой подход не устроил А. и, решив настоять на своем, он обратился с кассационной жалобой в Верховный суд Российской Федерации с требованием отменить апелляционное определение. Несмотря на вызывающую сочувствие позицию Е., Суд тем не менее встал на сторону собственника (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 27 июня 2017 г. № 58-КГ17-6).

ВС РФ подчеркнул, что, подарив жилое помещение сыну, Н. совершила действия, направленные на прекращение своего права собственности в отношении этого имущества (п. 1 ст. 235 Гражданского кодекса). А вместе с правом собственности была прекращена и возможность передавать права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать его в залог, обременять и т. д. (п. 1-2 ст. 209 ГК РФ). Таким образом, отметил Суд, переход права собственности на жилое помещение к новому собственнику является основанием для прекращения права пользования прежнего собственника. А, по общему правилу, переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением и членами семьи прежнего собственника (п. 2 ст. 292 ГК РФ, ч. 1 ст. 35 Жилищного кодекса).

Суд также отметил, что ни Е., ни ее сын М. членами семьи А. не являются, с новым собственником соглашение о пользовании квартирой они не заключали, а сведения, подтверждающие достижение между А. и его матерью Н. соглашения о сохранении за Е. и М. права пользования спорным жильем, отсутствуют.

Это значит, сделал вывод ВС РФ, что оснований для сохранения за ответчиками права пользования квартирой нет, к категории лиц, которые не могут быть выселены из жилого помещения при смене собственника, ответчики не относятся (таковыми, например, являются лица, оформившие с прежним собственником договор найма).

Поэтому вывод апелляции, согласно которому проживание ответчиков с согласия прежнего собственника в квартире на момент ее дарения и регистрация в жилом помещении по месту жительства свидетельствуют об обременении квартиры их правами в виде сохранения за ними права пользования жилым помещением, Суд счел незаконным и необоснованным. У Е. с сыном, указал он, отсутствуют правовые основания для дальнейшего пользования жилым помещением вопреки воле собственника.

Таким образом, ВС РФ отменил апелляционное определение, оставив в силе решение суда первой инстанции, которым Е. и М. были выселены из спорного помещения.

Похожие новости

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.